Для тех, кто верит в себя, кто не верит в границы, кто стремится познать свою сущность и жизнь, пусть Техника Свободы станет верной помощницей на пути к Свободе и счастью

ТС в социальных сетях

 

Подписка на новости

Рассылки Subscribe.Ru
Техника Свободы: Путь к Осознанности и Любви.

osvobozhdenie.info
представляет книгу

avtor

Юрия Спильного

oblozhka

Форма входа

Отрывки из Автобиографии Лестера Левенсона

Лестер Левенсон о Любви и Свободе

lester_v

Вернувшись в тот день из больницы [1], Лестер вошел в свою квартиру, как в могилу. “Это и есть могила”. Сказал он себе. “Я мертвец. Наверное, мне придется привыкнуть к этой мысли”. Его сестры хотели остаться, чтобы помочь ему, но он отправил их домой. Он хотел остаться наедине с собой.

Чувствуя себя невероятно усталым, он лег в постель, и проспал почти три дня, лишь иногда просыпаясь, чтобы принять лекарство, перекусить или пойти в туалет.

На четвертый день… он сел в кресло, и уставился в окно, выходящее на Central Park. Падал легкий снежок, и деревья красовались своим зимним нарядом. “Красиво… прямо как в сказке”, подумал Лестер, и не почувствовал обычного удовольствия. Прекрасное больше не трогало его. Он стал инвалидом, без малейшей надежды на выздоровление. Самое лучшее, что его ожидало, это еще несколько лет жизни в этой квартире, и забота о больном теле, у которого не хватило здравого смысла, чтобы разом покончить со всеми проблемами.

Эта мысль разозлила его. Он, поднялся с кресла, подошел к столу и пересчитал таблетки морфия. Их было вполне достаточно, чтобы убрать его с этой планеты. Это показалось ему намного лучшим выходом, чем ожидание еще одного инфаркта.

Теперь у него был выбор. Он подумал, и решил немного помедлить с отходом в иной мир.

“Лестер, ты все еще дышишь. Неважно, что там прогнозировали доктора… Ты все еще дышишь. Значит, есть надежда”.

Тут он снова почувствовал тошноту, и снова вспомнил о морфии. По крайней мере, кончатся все эти мучения. И ради чего мучиться? Рано или поздно, один и тот же конец. Несколько приятных минут – чуть счастья… и все кончено. И для чего было  бороться всю жизнь? Счастье, если оно и было, то лишь на мгновение… а потом, опять эта бесконечная борьба за выживание. Ничего постоянного… кроме трудностей и бесконечной борьбы. Казалось, вот уже все и наладилось. Так нет, в следующую минуту, все снова летело к чертям, и давай, начинай сначала. И так, без конца.

Что же все это значило, вся эта сумасшедшая жизнь? И что он делает на этой планете? Ему казалось полным абсурдом, что он был рожден лишь для того, чтобы драться, драться, драться, и в результате, не достичь ничего… прийти к инфаркту, и этому ставшему полутрупом телу, которое скоро превратится в пыль. Все, что он приобрел, все, чего достиг, все, чем владел, все это не имело больше ни малейшего смысла.

“Пыль она и есть пыль, пустота”. Подумал Лестер, и на ум пришла какая-то глупая песенка по поводу пепла и пыли, войны и налогов. Он улыбнулся и решил, что жизнь его просто глупость какая-то, а не жизнь. Но подумав о морфии, он понял, что еще не был готов сдаться. Что-то, еле уловимое, какая-то непонятная идея теплилась в глубине его сознания, напоминая, что может быть, где-то и существует ответ,… если бы он только знал, где искать.

“Хорошо”, подумал он, “время у меня еще есть”. И, несмотря на то, что тело его стало полутрупом, у него все еще есть ум, он может думать.

“Стоит попробовать?” Подумал он вслух.

Немного помедлив, он пожал плечами, “Почему бы нет,… Я ведь ничего не теряю. В конце концов, у меня всегда есть этот выход – морфий”. И тут он понял, что у него нет ни малейшего сомнения в том, что если понадобится, он выпьет морфий.

Решение было принято, и у него больше не было необходимости снова к этому возвращаться. Его ум немного успокоился, и вдруг, ему снова захотелось есть. Во время еды он продолжал думать о том, где он может найти ответ…

Поев, он снова сел в свое кресло у окна. “С чего начать? И какие у меня вопросы?”

“Что есть жизнь? Что это все значит? Зачем я живу?”

“Что есть жизнь? Что я пытаюсь в ней найти?”

“Чуть-чуть счастья, и это все”. Ответил он сам себе.

“Хорошо. Тогда, что такое счастье, и как его заполучить? Где его найти?”

“Что есть жизнь? Что значит этот мир, и какое я имею к нему отношение?”

“Как я оказался в этом кошмаре?”

“Как выбраться из этого кошмара?” Ответ на этот вопрос был ему известен: кроме смерти не было другого пути. Но он считал, что получив ответы на остальные вопросы, ему, по крайней мере, станет ясно, для чего он был рожден, и этого будет достаточно.

В словаре, он нашел определения жизни и счастья, но это не дало ему нечего нового, помимо того, что он уже знал. Потом, он пошел в свою библиотеку, где хранилось множество книг. Он взглянул на книгу Фрейда. Но вспомнил, что изучал Фрейда, и это ничего ему не дало, как ничего не дали ему Янг, Ватсон, Адлер, и другие. Были там книги различных философов… когда-то он прочел каждую, от корки до корки. Но тогда у него не было вопросов. Он решил перечитать их заново. Скоро, голова его закружилась от нескончаемого потока бесполезной информации, но ответов не было. Была в библиотеке и масса других книг, в которых мог бы оказаться ответ. В течение нескольких дней, он просмотрел все до одной, и все они оказались бесполезны.

“Где же искать?” Снова спросил он себя. “Ты всегда был одним из лучших, Лестер, и в школе, и в колледже. И не прочел ли ты тонн этого добра о человеке, в книгах по психологии, философии, медицине?”

“И куда привели тебя все эти книги, все эти бесполезные знания? Ты получил мигрень, камни в почках, язву желудка, боль, страдание, и в заключение, инфаркт плюс инвалидность! Что еще тебе надо, чтобы очнуться?”

“Довольно с меня этой чуши”. Заключил он, и вдруг почувствовал, как груз, который он тащил на себе всю свою жизнь, свалился с его плеч. Он ощутил необыкновенную легкость. Даже голова его слегка закружилась от этой легкости. Он понял, что всю жизнь пытался найти ответы на эти вопросы, и если бы ответы действительно находились где-то в обычных местах, то он давно бы их нашел. Он понял, что искать надо совершенно в другом месте, и почувствовал, что знает где искать.

Он выбросит все эти бесполезные знания, всё, чему учился, вернется в свою 'лабораторию' и начнет с нуля. Проблема находилась в нем. Это его тело, его ум, его мысли и эмоции. Ответ также должен быть в нем. Он и есть его лаборатория, и в ней он будет искать.

Он сел в свое кресло, и начал поиски.

Целый месяц Лестер без устали искал ответ, пробуя, испытывая полученные результаты снова и снова. Сначала, он пытался следовать совету докторов и проводить часть дня в постели, но быстро от этого отказался. Его ум был невероятно активен, и его новый проект был захватывающим, более интересным, чем любой из его проектов в прошлом.

Он работал так интенсивно, как никогда раньше, пробуя различные варианты, испытывая результаты. Он постоянно вел двусторонний разговор, сначала задавая себе вопрос, затем проверяя ответ до тех пор, пока он или утверждал полученный ответ, либо отбрасывал его. В результате, в конце первого месяца, он получил первый ответ на вопрос Что есть счастье?

В процессе работы над этим вопросом, он уже отбросил много ответов. И задавая вопрос снова, он, наконец, получил ответ, который показался ему правильным. “Я счастлив тогда, когда меня любят”. Это было вполне понятно.

“Счастлив ли я сейчас?” Задал он следующий вопрос. Ответ был отрицательным.

“Это значит, что ты не любим?”

“Но это не совсем верно. Ведь твоя семья любит тебя”.

Он подумал, и решил, что это правда. Были еще и подруги, каждая из которых любила его, и тут же вышла бы за него замуж. Они искренне любили его. Его друзья, готовые помочь в трудную минуту, и неоднократно помогавшие ему, они тоже любили его.

Это было очередным шоком, когда он понял, что при всей этой любви, он оставался несчастным. Ему стало ясно, что быть любимым, совсем не означает быть счастливым. И этот ответ был отброшен.

“Может быть, счастье кроется в достижениях?” Подумал Лестер. Он вспомнил, когда он получил Rutgers Scholarship, когда ему повышали зарплату, когда он преуспел с канадским лесом… и понял, что все это не приносило ему счастья.

“Когда же я был счастлив?” Снова спросил он себя.

Конечно, он иногда был счастлив. Он вспомнил о Нетти, о том, как они любили друг друга, и понял, что невероятная скорбь прячется глубоко в его сердце, от того, что Нетти, в конце концов, предпочла другого, потому, что он никак не мог решиться жениться на ней. Воспоминания о Нетти ошеломили его! Он и не подозревал, что спустя 20 лет, он хранит в себе столько скорби. Но результатом был ответ на его вопрос о счастье.

“Счастье, это когда я любил!”, неожиданно для самого себя решил Лестер. Этот ответ был окончательным.

Оказалось, что в прошлом, даже с Нетти и Джун, он не любил их. Он думал, что любил их, он хотел их, он нуждался в них. Но это не было любовью. Было много боли. И хотя он и называл это любовью, на самом деле, он жаждал безраздельно владеть ими, думая, что ему нужна их любовь, чтобы быть счастливым.

Это было ключом к его исследованию. Он понял, что испытывал желание любви, и хотел, чтобы другой человек удовлетворил это желание. Он даже рассмеялся, увидев насколько это было глупо… хотеть, чтобы другой человек сделал его счастливым. Он осознал, что никто не может сделать его чем-либо. Правда заключалась в том, что всю жизнь он умирал от желания получить любовь, будучи уверенным, что кто-то другой должен был дать ему эту любовь.

Он снова рассмеялся, поняв, что то, за чем он гнался всю свою жизнь, было всегда с ним, было в нем, и продолжал смеяться до слез.

“Какой стыд”, думал он, смеясь и вытирая слезы. “Все это годы, все это зря потраченное время… “Стыд!”

“Но если это так”, подумал он, “и я счастлив, когда я люблю другого, то это значит, что счастье, это чувство, которое тоже находится во мне”.

“И если я чувствовал себя где-то нелюбящим, в прошлом…

“Конечно, я не могу изменить прошлое, но может быть возможно изменить чувство, которое я испытываю сейчас?”

Он решил попробовать на примере того как ужасно он чувствовал себя в день, когда покинул больницу. Он был зол на докторов, и чувствовал, что никому нет до него никакого дела. Конечно, в тот день, он не испытывал никакой любви.

“Могу ли я это изменить”, спросил он себя. “Могу ли изменить чувство злости и ненависти, на любовь к доктору, и сделать это не для доктора, а для себя самого?” Вопрос был не в том, заслуживает ли доктор любви, а в том, можно ли заменить одно чувство другим.

Это оказалось совсем не такой уж трудной задачей. Чувство ненависти пропало, исчезло, но взамен, Лестер почувствовал не любовь, а обиду на доктора. Заменить и это чувство чувством любви, оказалось просто. Это было даже забавно.

“Прекрасно”, сказал Лестер. “Давай посмотрим.… Если все так славно сработало в этом случае, то значит…” он усмехнулся. “Значит это должно работать на всем”. Он энергично начал пробовать метод замены чувств и в других ситуациях, и быстро убедился, что это всегда дает тот же прекрасный результат.

Требовалось лишь с уверенностью задать себе вопрос, может ли он заменить конкретное чувство чувством любви. Обычно, на это требовалась минута или две, но были и ситуации и люди из его прошлого, которые требовали много часов. В каждом случае, Лестер доводил процесс замены до конца – до чувства любви.

Вся его жизнь предстала перед ним, от маленьких сцен и происшествий, до больших событий. Одно за другим, он заменил любовью все свои старые обиды и неприятности, всю боль. По мере того, как исчезала боль, он чувствовал себя все лучше и лучше. Он чувствовал себя счастливее, чем когда-либо в прошлом, испытывая новый прилив счастья с исправлением каждой очередной ситуации.



[1] В 43 года Лестер пережил тяжелейший инфаркт.